Previous Article Next Article Материнский инстинкт, говорите?
Кандидат психологических наук, практикующий психолог.
Материнский инстинкт, говорите? Опубликовано 31.08.2016А что Вы думаете?
Кандидат психологических наук, практикующий психолог.

«Материнский инстинкт подскажет…» – самый обескураживающий ответ на любой вопрос о выращивании детей из всех, какие я слышала в своей жизни. Он одновременно наделяет меня как маму некой магической силой, и опускает «ниже плинтуса» как недостойную этой магической силы, раз я не только не знаю, как ее применить, но и не особенно в себе чувствую даже. А что это такое вообще – материнский инстинкт – и есть ли он на самом деле?

3rqhh130v5x

Этим летом мне повезло восстановить некоторые давние знакомства. С одним старым другом мы не виделись больше 8 лет. За это время у него появилось двое сыновей – почти погодков. И после того, как младшему исполнилось два, «сидеть с детьми» остался папа (мой знакомый), а мама вернулась на работу. И вот уже несколько лет именно папа, а не мама детей кормит, одевает, водит на развивающие занятия (дети не ходят в детский сад), показывает, как играть на гитаре и кататься на велосипеде, учит читать и считать, отвечает на тысячу «почему» в день, стрижет ногти и чистит зубы, купает, утешает, ограничивает, возит, носит, рассказывает, слушает, учит искать грибы и держать удар, меняет одежду и укладывает на дневной сон, водит к врачу и дает лекарства, если это необходимо…, а в «свободное от детей время» (то есть видимо ночью:) – работает удаленно за компьютером). Это распределение ролей пока необычно для нашего общества, и я считаю, что это решение семьи, в основе которого лежали их обстоятельства и их желания, так что не буду его обсуждать. Этот пост про другое.

Когда мы встретились детной компанией (я со своими девочками и он со своими мальчиками), то (пока дети пытались залезть на черешню, играли в прятки, рисовали на асфальте схему двигателя внутреннего сгорания, ругались, висели на родителях и занимались всем тем, чем занимаются дети их возраста), разговаривали о жизни.
И на протяжении разговора я много раз себя ловила на том, что темы и даже факты, которые мы обсуждаем — такие общеродительские, ничем не отличаются от того, что мы могли бы обсуждать с какой-нибудь мамой «в декрете»:

И пресловутый чай, который налит утром и выпит к вечеру.

И то, что посидеть пять минут в тишине – уже праздник.

И карьерные и творческие планы, отложенные на «когда дети подрастут».

И обесценивание усилий родителей со стороны окружающих: «хорошо тебе, сидишь дома, на работу ходить не надо…». Мой знакомый искренне недоумевал: «Представляешь, некоторые мои друзья искренне считают, что я отдыхаю, отлично устроился «на шее у жены», удивительно, что люди не понимают, что ни одна работа не требует такого сосредоточения и нет такой ответственности ни в каком офисе…».

Что ж я представляю. Как представляю дрожащие руки после болезненной медицинской процедуры, вынужденно сделанной ребенку. И сужение круга общения до «детных» и «понимающих». И отказ от амбиций и любимых хобби, несовместимых с детьми. И ценность детей, общения с ними, несмотря ни на что…

И я согласна с тем, как родительство описал мой знакомый папа погодков:

«Просто это такая деятельность, временами нудная, в нее втягиваешься и просто делаешь, как можешь, делаешь, пока это нужно…»

Я думаю, что апелляция к материнскому инстинкту – очень часто это просто обесценивание.

Обесценивание усилий и ежедневных, ежеминутных решений, которые могут быть поддержаны особым гормональным фоном и позитивным ранним детским опытом мамы, а могут быть и не поддержаны. И усилия вкладывать и решения принимать приходится в любом случае – «повезло» с гормональной поддержкой и опытом или не повезло. И усилий и ответственности за решения ни гормоны, ни опыт не отменяют.

Иногда материнский инстинкт становится таким «волшебным заклинанием», способным скинуть всё на мать, а самому выйти «в белом пальто»:

«Ну, ты ж мать, у тебя инстинкт должен быть, ты и решай», «А что тебе подсказывает материнский инстинкт?» – и уже не надо признавать трудное преодоление сомнений, проделанную работу по сбору информации, и работу быть внимательной и чувствительной к ребенку. Это уже не ты, это «инстинкт» такой. А ответственность на тебе – -инстинкт же твой, а если нету его или он что-то не то «подсказал» – именно ты и будешь «дефективной».

«Ничего, родится ребёнок и материнский инстинкт тебе подскажет…» – и уже не надо разделять тревогу неопределенности будущей мамы, поддерживать, выдерживать разные, порой противоречивые эмоции, признавать состоятельность в некоторых вопросах и те силы и время, что вложены в приобретение этой состоятельности…

«Ребёнку нужна мать…» – и уже не надо налаживать отношения с ребёнком, разбираться в его нуждах и обстоятельствах, втягиваться в рутину ухода за ребёнком.

Материнский инстинкт может стать и способом обесценить усилия, которые вкладывает отец в уход за ребёнком, заботу о нем, в воспитание и общение:

Тебе нужно уйти, потому что надо купать ребёнка или забирать из сада? – «А что, у ребёнка матери нет?» – и вот ты уже не заботливый и ответственный родитель, а безвольный подкаблучник.

«Ты уверен, что правильно держишь ребёнка, у тебя же нет материнского инстинкта и чувствительности?» – -и вот ты уже бессердечный истукан, который может покалечить собственное дитя, просто взяв его на руки.

«Кажется, ребёнок хочет к маме!» – скажет добрый мимо крокодил, когда ребёнок выгибается на руках, и вот ты уже лишён даже потенциальной способности утешить ребёнка без материнской «магии».

«Хоть и папа, а так ловко колготочки умеет детке надевать!» – умиляется нянечка, и разве ты не чувствуешь себя при это слабоумным и безруким, которому априори отказали в способности научиться надевать колготки ребёнку?

А что же всё-таки инстинкт? Есть ли он?

Этология (наука о видовом поведении животных, включая человека) утверждает однозначно – инстинктов как врожденной программы поведения у человека нет.

Вообще.

Никаких.

Только рефлексы (простые движения в ответ на раздражитель) и биологически определенные потребности или драйвы (потребность выжить, потребность оставить после себя след – в виде детей или творческих свершений, потребность развиваться и совершенствоваться, потребность быть своим среди своих, и быть замеченным в своем существовании другими людьми). Некоторые авторы продолжают списки потребностей, включая потребность в борьбе (К.Лоренц) или связывая основные эмоции и потребности (например, отвращение – потребность отторгнуть вредное и ненужное).

То есть «материнский инстинкт» – это не врожденная программа поведения с ребёнком, позволяющая «эффективно, совершенно и при том без научения» выращивать потомство, воспитывать, ухаживать и обучать.

Мы можем иметь врожденное стремление продолжить себя в потомстве.

Мы можем чувствовать стремление заботиться о своих дитенышах и защищать их.

Но мы учимся это делать, как учились завязывать шнурки и решать логарифмические уравнения.

Мы учимся как можем. Иногда нам везет с наставниками. Иногда мы предпочли бы «прогулять занятия».

Мы вынуждены нащупывать «правильные» для нашего ребёнка решения, мы учимся слушать и слышать себя и ребёнка, и иногда эти «голоса» заглушает шум долженствований и модных тенденций в воспитании.

Мы достойны того, чтобы замечать свои усилий и время, которое вкладываем в формирование нашей способности быть родителем.

Мы можем поддержать других родителей, просто заметив их усилия и вложения.

Мы неизбежно устаем от этой работы время от времени, и иногда нам просто нужна поддержка и отдых.

Мы имеем право радоваться и хвастаться нашими рабочими достижениями как родители.

Мы имеем право искать и находить тех людей, которые разделят с нами нашу радость, и порадуются нашим успехам.

Поделитесь знанием с друзьями!
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
Кандидат психологических наук, практикующий психолог.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *