Previous Article Next Article Стихи Агнии Барто, мультики Свинка Пеппа, Мыша Maisy Mouse полезны или нет?
Опубликовано в перевод с научного на русский про актуальное про взрослых про детей про стыд про успех психология мамы

Стихи Агнии Барто, мультики Свинка Пеппа, Мыша Maisy Mouse полезны или нет?

Кандидат психологических наук, практикующий психолог.
Стихи Агнии Барто, мультики Свинка Пеппа, Мыша Maisy Mouse полезны или нет? Опубликовано 17.04.2017А что Вы думаете?
Кандидат психологических наук, практикующий психолог.

Это заметка, которая родилась из обсуждения в социальных сетях (статьи Ирины Млодик),  и меня спросили:

“…речь о некоторых стихах Барто.
Мне очень хочется именно ваше профессиональное мнение услышать ) бычок – это про тревожность? А девочка-рёвушка, на которой от сырости плесень может вырасти? Ну и тише, Танечка, не плачь – это ли не обесценивание? )…”

Мне так одновременно лестно и ответственно, когда меня спрашивают мое профессиональное мнение:), что не получилось короткого ответа, поэтому приведу некоторые неличные кусочки моего ответа тут. Пусть полежит, вдруг еще кому-нибудь интересно:

Мне кажется, что хорошие стихи (и детские тоже) – это метафора, зеркало для проекций и идентификации. В этом смысле стоит разделять замысел автора и отклик читателя.

И если кому-то кажется, что Бычок про тревогу, значит, именно это читатель и вкладывает, именно это и важно сейчас,и спорить с таким значением не нужно и даже вредно, но и считать его универсальным я бы поостереглась.

Я встречала даже объяснение, что Бычок (как бык) символизирует терпение, упорство, трудолюбие, волю, а Доска (как опора) – поддержку родителей (я бы сама не додумалась, но есть и такая ветка размышлений:), в этом контексте если и тревога, то сепарационная. Спорить с символизмом невозможно, так же как и доказать его правильность.

Мне лично более вероятной и близкой кажется идея, что Барто писала про конкретную игрушку – бычка-ходилку (недаром весь цикл называется Игрушки).

У меня в детстве такой не было, а вот у двоюродной бабушки я такую штуку видела, и даже фоточку в интернете нашла (только у нас не синий был).

И идентифицироваться читателю с этим стишком легко, только идентифицируется ребёнок с собственным игровым опытом – как я тяну за веревочку, а бычок (о, чудо) как живой идет, качается и, потом, конечно, падает, потому что ходить может только по ровной поверхности доски.

И в этом контексте я бы скорее предполагала эмоцию интереса, исследование предметного мира.

Если же ассоциировать себя с бычком (например, если мама цитирует стишок начинающему ходит малышу), то можно предположить легализацию страха падения (в более широком смысле, легализацию страха последствий своей активности, или примирение с реальностью – если ходишь, можешь и упасть).

Про Таню, которая плачет. Это тот же цикл «игрушки», и адресован он все-таки малышам, которые заняты освоением предметного мира. Иными словами ребёнок занят предметно-манипулятивными играми (катать, носить, сажать кота в грузовик, расчесывать лошадку и т. д.).

Кроме того, существует легенда, что Таня из стишка – дочка самой А.Барто. Но цикл был написан до ее рождения. То есть, скорее Агния Львовна назвала дочку также, как звали героиню ее стихотворения:). Но диалог между матерью и дочерью достраивается в этом тексте очень легко:

Мама говорит своей дочке сначала о том, что с ней (маленькой, поэтому в третьем лице) происходит: «Наша Таня громко плачет»,

Потом вербализует причину этой реакции:«Уронила в речку мячик»,

Затем утешает довольно ласково:«Тише, Танечка, не плачь!»

И объясняет, что потеря не безвозратна, потому что мячик наполнен воздухом и резиновый, такие предметы не тонут («Не утонет в речке мяч»).

Моя младшая двухлетка, к слову, очень откликается на этот стих – и Таню со слезами в книжке находит (ой-ой и вытирает ей нарисованные слезы тряпочкой) и мяч (ббум!), и потом на свои мячи вполне переносит (роняет и топит:). А старшая, будучи младше трех лет говорила: «Таня пачет, а Мася – не» (Таня плачет, а Маша – нет).

Сопереживание героине, доступное взрослым (как минимум старше 5-6 лет), 2-3леткам еще недоступно, но в этом возрасте формируется не менее важный навык – распознать эмоцию по проявлениям, найти уместные действия, отчасти даже изобразить состояние через действия как у героя, понять, а как у меня? Это важные навыки, опорные для дифференциации эмоций и управления ими, сопереживания другим и стойкости перед сильными эмоциями других людей, опора для границы между своими и чужими эмоциями.

Мне кажется, недовольство стихами Барто возникает, когда смешиваются адресаты. Тот, с кем говорит Барто в своих стихах ( а ее цикл игрушки, который и цитируется в этом абзаце статьи – очень трепетно диалогичный) – это маленький ребёнок, лет скорее до трех-четырех, его идентификация, его проекции и его потребности другие. Но мы себя в контексте этих стихов помним или осознаем гораздо более старшими людьми. У нас другое восприятие (это не сюрприз, ведь да?). Другой опыт, другие потребности и нужды.

Это мне напоминает, как взрослые часто возмущаются современными мультиками вроде Свинки Пеппы или Мышки Мэйзи, — мол, «персонажи уродливые, а сюжет тупой». А они просто нацелены на особенности восприятия малышей, их потребности и способности к обработке информации.

Мы не помним себя в полной мере в возрасте младше трех-четырех лет, поэтому позже можем недоумевать: мол, зачем все такие грустные или назидательные или пристыживающие стихи. Я в этом смысле — не исключение, меня страшно триггерит до сих пор зайка, которого бросила хозяйка. Но правда в том,что это про мою беспомощность и уязвимость, и перегруженность ответственностью-виной за «тех, кого приручили», а не про авторский посыл, и не про то, как маленький ребёнок воспримет это стихотворение.

Что касается Девочки-ревушки – это сатирическое стихотворение, скорее всего рассчитано на кого-то постарше 2-3 лет. Вообще сатира — всегда высмеивание, а значит обесценивание. И легчать от такого стихотворения может только тому, кто в нем размещает свое недовольство или возмущение поведением девочки, которая громко плачет и капризничает (не могу сказать, что мне непонятны чувства взрослого в этой ситуации:))

Вообще Барто мне скорее нравится, тем, что она сохраняет диалог, старается увидеть мир глазами ребёнка, и при этом не боится его(ребёнка) воспитывать, вести за собой. Мне, как маме этой решительности быть ведущей, а не только следовать за ребёнком, часто не хватает.

Мне в детстве про Лошадку нравилось (цикл Игрушки), и Флажок и Самолет, а после рождения старшей еще и мамское стихотворение:

Сын зовёт: „Агу, агу!” –
Мол, побудь со мною.
А в ответ: – Я не могу,
Я посуду мою.

Но опять: „Агу, агу!” –
Слышно с новой силой.
И в ответ: – Бегу, бегу,
Не сердись, мой милый!

А вам?

Поделитесь знанием с друзьями!
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
Кандидат психологических наук, практикующий психолог.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *