Зависть и благодарность маленького ребёнка

Что самое важное для развития личности в младенческом возрасте: Это отношение ребёнка и матери.

В этой статье я расскажу про феномены зависти и благодарности, и буду использовать теорию Мелани Кляйн.

Совсем маленький ребёнок пока не воспринимает мать как целостную отдельную личность:), а фрагментирует её:
Есть материнская грудь (или рожок с детским питанием, который в маминых руках и объятьях эту грудь заменяет), которая ощущается младенцем не только как источник питания, но и «в более глубоком смысле, самой жизни…».
Эта грудь может быть «хорошей» – то есть дающей удовлетворение, успокоение и безопасность. А может быть с точки зрения ребёнка «плохой» – не дающей удовлетворения и безопасности, с точки зрения ребёнка «оставляющей молоко и любовь себе».

Тут немного остановимся: Ребёнок – существо вне представлений о времени.

Если мама дает успокоится на груди не сразу а через 30 секунд после того, как прозвучало требование, – это воспринимается младенцем не так, как взрослым: «я подождал немного и получил».

Напротив, это воспринимается как два разных события:

1.«Мне не дали,  мне плохо — То, что мне нужно, грудь оставила для собственного удовлетворения, “зажала”»

2. «Мне дали, стало хорошо, любовь и безопасность» – отдельно.

Поэтому любая, самая чуткая и самая быстро расстёгивающая блузку кормящая мать иногда бывает «плохой грудью». В этом месте передаем приветы нашим фантазиям о всемогуществе и желаниям поносить белое пальто:)

Отношение к маме у ребёнка – двойственное: любовь и зависть, удовлетворение и обида. И от того, что «победит» в этом врожденном конфликте будет зависеть отношение ребёнка к матери, к себе и к миру.

Вот, что пишет Кляйн:

..Грудь в своем хорошем аспекте является прототипом материнской доброты, неистощимого терпения и щедрости, а также творчества. Именно эти фантазии и инстинктивные потребности так обогащают первичный объект, что становятся основой надежды, доверия и способности полагаться на добро…

Как решается этот конфликт?

..психическая и физическая близость к удовлетворяющей груди до некоторой степени восполняет, если все в порядке, потерянное пренатальное единство с матерью и чувство безопасности, которое оно дает. Это во многом зависит от способности младенца к сильной привязанности… к груди или символически заменяющей ее бутылочке; так мать превращается в любимый объект… Степень комфортности этого состояния [единства с матерью во время беременности] зависит от психологического и физического состояния матери и, возможно, даже от определенных… факторов, связанных с самим плодом

То есть, чтобы мама стала любимой, а отношения с ней стали безопасной базой для полноценного развития и хороший опыт любви стал основой чувства себя как хорошего, любимого, ценного человека, нужно как минимум три условия:

Первое – мама  должна быть рядом и давать грудь (бутылочку) и тактильный контакт – так частично восстанавливается единство, которое было до рождения, и которое дает безопасность, защищенность и удовлетворенность, преодолевается тревога и боль рождения и отделения от матери. И постепенно «хорошая грудь» становится внутренней фигурой хорошего доброго мира, хорошего цельного себя, полного любви.

Второе условие связано с особенностями ребёнка (его нервной системы, врожденной чувствительности и стойкости).

Мне хочется тут немного остановиться: Так часто именно матери приписывается ВСЁ, что влияет на развитие ребёнка и отношения с ним, что я испытываю прямо острую благодарность Мэлани Кляйн за то, что она вводит ребёнка как действующее лицо этой драмы. Тревога и боль, которая переживается младенцем во время родов «вместе с чувством безопасности в материнской утробе» предвещают двойственность отношений к матери, как хорошей и плохой груди…» Темпераментные и другие врожденные особенности ребёнка влияют на то, насколько будет усвоена, принята внутрь «хорошая грудь»:

Например, младенец может быть обижен на то, что молоко идет слишком быстро или слишком медленно, или что ему не дают грудь, когда он больше всего жаждет ее, и поэтому, когда затем ее дают, он уже ее больше не хочет. Он отворачивается от нее и вместо этого сосет свои пальцы. Когда младенец принимает грудь, он может съесть недостаточно много, или кормление может быть нарушено. Некоторым младенцам явно очень трудно справиться с такими обидами. У других эти чувства, хотя и основаны на действительных фрустрациях, скоро проходят; грудь принимается, и они полностью наслаждаются пищей…

Третье – обстоятельства беременности, рождения и первых месяцев жизни. Кляйн пишет:

«Если рождение было трудным и, особенно, если возникали такие осложнения как недостаток кислорода, то происходит нарушение адаптации к внешнему миру, и отношения с грудью начинаются очень неблагоприятно…»

Еще одно важное обстоятельство: режим кормления (насколько он подходит данному ребёнку). Но не стоит преувеличивать важность этого обстоятельства.

Мелани Кляйн пишет (напомню, книга написана в 1957 году)

Между прочим, я хотела бы сказать, что очень благоприятные изменения в кормлении детей, произошедшие в последние годы, в отличие от довольно жесткого способа кормления по расписанию, не могут, тем не менее, сами по себе предотвратить затруднений ребенка, т. к. мать не может устранить его деструктивных (разрушительных) импульсов и персекуторной тревоги…» (то есть боязни враждебного отношения со стороны других людей – прим. мое).

Слишком старательная мама, находящаяся во власти тревоги «не быть достаточно хорошей», передает свою тревогу ребёнку, который не понимая ее причин, ощущает небезопасность окружающего мира.

Так что, пожалуйста, дорогие мамы, не принимайте всю ответственность на себя. И заботьтесь о себе, своем спокойствии, поддержке для себя – этого достаточно:)

Теперь немного про зависть.

Зависть – это не только страдание от того , что у другого есть что-то хорошее, и мне тоже очень надо, а у меня этого хорошего – нет. Это обязательно еще и стремление уничтожить это хорошее.

Не забрать себе, а разрушить у другого. Это стремление разрушить возникает потому, что нет возможности взять и присвоить это хорошее себе.

зависть-разрушение

Вспомним относительно недавнюю историю: не забрать себе дом ненавистного врага (помещика, кулака, представителя другой национальности), а сжечь его, разграбить, сломать. В бытовом сознании, зависть фигурирует под именем «чёрная зависть».

Но, как не странно, зависть – оборотная сторона идеи справедливости.

Можно вспомнить здесь знаменитую библейскую притчу про Соломона и спор матерей. Мать, потерявшая младенца, соглашается со «справедливым решением» убить и другого младенца, чтобы его мать также лишилась своего ребёнка, как лишилась ребёнка она. Всё по-честному – воскресить умершего ребёнка нельзя, пусть умрёт живой.

Зависть и жажда разрушения благополучия других людей – обязательная, хотя и тщательно скрываемая часть горевания об утрате. Помните как в песне: «Я смотрел в эти лица и не мог им простить, того, что в них нет тебя, и они могут жить…»

Здесь я невольно вспоминаю, что самые жестокие нападки, упрёки, претензии и невыполнимые требования во время моей беременности были со стороны тех окружающих меня женщин, которые были лишены благополучного опыта беременности. Так проявлялись травмированность и неосознанное стремление восстановить справедливость мира за счет разрушения моего «сокровища».

Вспоминаю я и свои собственные желания и действия из серии «не одной же мне страдать»: если меня напугали какой-то информацией, то порывы «поделиться» ей срочно с кем-нибудь, например:).

Неудивительно, что интернет пестрит триггерными записями: ведь, если разрушено мое спокойствие и доверие, пусть будет разрушено и спокойствие других людей.

Как же преодолевается зависть?

Для начала придется признать, что в какой-то мере и в определенных ситуациях переживание зависти неизбежно. В то же время, если в человеке достаточно усвоенной любви и принятия себя, достаточно опоры на благополучие себя, то справиться с завистливым порывом до действий по разрушению – вполне возможно:

Вот как об этом пишет Кляйн:

«…ребенок с сильной способностью к любви и благодарности поддерживает глубоко укорененные отношения со своим хорошим объектом и может выносить временные состояния зависти, ненависти и обиды, которые возникают даже у детей, которых любят и за которыми хорошо ухаживают. Таким образом, поскольку эти негативные состояния преходящи, хороший объект восстанавливается снова и снова. … В ходе развития ребенка отношения с материнской грудью становятся основой преданности людям, ценностям и делам…»

А теперь про благодарность.

Мелани Кляйн выводит благодарность из удовлетворения ребёнка контактом с матерью, удовольствия от процесса и результата кормления:

«Полное удовлетворение от груди означает, что младенец чувствует, что он получил от своего объекта исключительный дар, который он хотел бы сохранить. Это и составляет основу благодарности…»

Благодарность – противоположна зависти и способна ей противостоять:

«В хороших отношениях с внутренними и внешними объектами доминирует желание сохранять и жалеть…»

Ребёнок вкладывает свою любовь в отношения с матерью (о том, что именно ребёнок способен и проявляет безусловную и целительную любовь к матери я уже писала тут).

Мелани Кляйн пишет:

«Так устанавливается хороший объект, который любит и защищает Я, и сам любим и защищаем им. Так возникает вера в собственную «хорошесть» (доброту)…»

Чем чаще удовлетворение от общения с матерью переживается и полностью принимается, тем чаще чувствуются удовольствие и благодарность и, следовательно, желание вернуть полученное удовольствие. Эти повторяющиеся переживания делают благодарность глубокой и создают предпосылки для способности возмещать причиненный вред и основу для творчества.

Обмен любовью, заботой, нежностью и теплом – сначала с матерью, а потом и с другими людьми приводят к обогащению и углубление собственного Я.

Поделитесь знанием с друзьями!
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •