Зачем идти к психологу и как работает успешное психологическое консультирование

Ученые M. Lambert и M. Ogles обобщили более 400 исследований о наиболее значимых условиях, приводящих к успеху в психотерапии.

Успешной считалась та психотерапия, которая завершалась исчезновением болезненных симптомов, изменением проблемного поведения и улучшением самочувствия человека.

Оказалось, что независимо от направления, в котором работал и получал подготовку психотерапевт или психолог, эффективность психологической работы была примерно одинаковая. Более важным обстоятельством являлся опыт психотерапевта и мотивация клиента.

Что же делает психолог, чтобы получился хороший результат?

Оказалось, что важным условием улучшения состояния человека и решения его проблем является эмпатия, поддержка и уважение от психолога.

Успешный процесс консультирования предоставляет человеку возможность быть самим собой и быть честным с самим собой, говорить о событиях и переживаниях, которые волнуют, и при этом быть услышанным.

Это может показаться непонятным или даже пугающим, особенно тем людям, которые привыкли подгонять себя «волшебными пендалями» на пути к самосовершенствованию. Но базовое условие для изменений к лучшему — это обозначить фундамент и опору на уже существующий опыт, ценности, умения человека, учет сильных и уязвимых черт личности, возможностей окружения и ограничений.

Чтобы начать изменять себя, надо знать себя таким, каким являешься на данный момент. И свобода проявить себя, свои чувства в безопасной обстановке психологической консультации позволяет быть собой и узнавать себя лучше.

Безопасная обстановка создается при таких условиях, как:

  • оговоренные правила психологической беседы,
  • гарантия неразглашения и неиспользования личной информации клиента,
  • и стабильная дружелюбная заинтересованность психолога.

Второе обязательное условие, которое создается в психологической консультации и помогает разрешить затруднения человека, — получение нового опыта.

Психолог вместе с клиентом рассматривают ситуацию, чувства и мысли человека, появляется возможность увидеть ситуацию с новой стороны. Но не просто новое знание (знание причин какой-то ситуации или знание о личностных особенностях) дают лечебное воздействие.

Многие люди способны самостоятельно увидеть глубокие причины своих несчастий, благодаря развитой рефлексии.

Присутствие другого человека и технологии, которыми владеет профессионал, позволяют не просто зафиксировать причины и механизмы нарушения, но изменить мешающие установки, заменить дефицитарное самоотношение и самооценку на позитивную адекватную, сформировать навыки межличностного общения.

К сожалению или к счастью, самооценка любого человека, самоуважение и уверенность в себе формируется только благодаря позитивному опыту общения с другим человеком, благодаря тому, что доброжелательное и честное отношение другого помещается во внутрь (интериоризуется).

Можно ли получить это доброжелательное отношение и новый опыт вне психотерапии?

К счастью, мы все получаем такое отношение вне психотерапии в большей или меньшей степени: родительская любовь становится основой для самопринятия у подрастающего ребёнка. Те качества и умения, которые заметили другие люди, становятся частью самовосприятия, уверенности и самоуважения. Общность с другими людьми: дружба, семейные отношения и принадлежность в группе по интересам, и принятие другими людьми наших особенностей становится основой для самопринятия. Опыт заботы со стороны близких – основой для заботы о себе.

Но бывают ситуации и обстоятельства, когда ближайшее окружение не имеет сил и возможности дать необходимую поддержку, а традиционные для семейной истории способы жизни оказываются неподходящими в изменившихся условиях.

К сожалению, в те минуты, когда мы особенно уязвимы и нуждаемся в помощи — в ситуации развода, потери, насилия, кризиса и депрессии — наших близких тоже захватывает «взрывной волной» наших драматических обстоятельств. И тогда наши близкие вместо поддержки и напутствия могут даже усугублять состояние, давая несвоевременные советы (как надо было поступать в прошлом, словно бы у нас есть машина времени и можно было бы вернуться назад и все исправить), или пытаясь заглушить и подавить наши честные чувства по поводу ситуации.

Это часто происходит не потому, что люди злы или не хотят нам помочь. А потому, что наши несчастья слишком близко от них, а значит, неизбежно пугают, вызывают растерянность и попытки поскорее «заткнуть» источник своих тревог и беспомощности. И тогда легче найти помощь у внешнего человека, чем у близкого.

Психолог в силу подготовки, знаний и опыта может сохранять стабильность перед сильными чувствами других людей, сохранять доброжелательную нейтральность к перипетиям взаимоотношений внутри социальной группы, к которой принадлежит человек, кроме того, психолог не имеет собственного интереса в жизненной ситуации человека, кроме интереса как можно скорее и качественнее помочь человеку обрести силы, навыки и устойчивость разрешить трудную ситуацию, улучшить самочувствие.

Есть еще одна типичная ситуация, когда привычное окружение: друзья, семья, коллеги и приятели не могут помочь нам. Это ситуация «колеи».

Даже если из-за наших трудностей и привычных проблем наше окружение мучается не меньше нас самих, они привыкают так жить и поневоле, автоматически поддерживают статус-кво.

Как это ни удивительно на первый взгляд, но семья пьющего человека привыкает к пьянству, и не знает, как жить с трезвым человеком. Если мы часто болеем, наше окружение привыкает к нашей болезненности и малому количеству сил и первое время будет автоматически сопротивляться появлению у нас большего количества здоровья и энергии, не потому что хочет, чтобы мы болели, а потому что требуется время на изменение привычки. То есть при всем сильном желании изменить сложившуюся проблемную ситуацию, помочь страдающему человеку, окружающим придется самим немало измениться, чтобы иметь возможность «вытолкнуть из колеи» своего близкого человека.

В этом случае психолог или психологическая группа поддержки может выступить в роли своеобразного «тягача» и первое время поддерживать изменения, пока окружение не адаптируется, не привыкнет к новому, не почувствует, что это новое — хорошо, и не включится в поддержку новых здоровых способов поведения.

Другая частая ситуация, в которой «естественные» способы получения поддержки и нового опыта не доступны – ситуация, когда актуальные трудности «подцепляют» многолетний или очень сильный и травматический опыт, опыт отвержения, одиночества, беспомощности.

Часто это опыт детский, но бывает, что какая-то слишком страшная и трудная ситуация происходит и в более позднем возрасте, а человек в силу обстоятельств остается в ней без поддержки. Чувства, которые человек испытывал и не мог выразить и прожить при поддержки близких, потому что такой поддержки не было, обычно «консервируются», отодвигаются, прячутся и могут так «храниться» годами, пока не преобразуются в какой-то симптом (иногда в болезнь тела, а иногда в повторяющееся и часто мешающее решать социальные задачи поведение), или так и лежат «замороженными» и мешают выстраивать близкие и доверительные отношения с людьми (любовные, дружеские, родительско-детские).

Обращается человек к психологу в подобной ситуации, как правило, в двух случаях:

  1. Когда наталкивается на какую-то свою неспособность поддерживать важные отношения или сильную тревогу в них (например, после рождения ребёнка мама может обнаружить к своему ужасу и растерянности, что не испытывает к своему ребёнку тех чувств любви и принятия, которые от себя ожидала).
  2. Когда, оказываясь, в отношениях тёплых, заботливых и ценных отношениях, «вдруг» начинает обнаруживать, что злится, обижается и нападает на партнера «больше, чем соразмерно ситуации». Будучи человеком думающим и осторожным, такой человек начинает справедливо опасаться, что близкие люди не выдержат фонтана этих эмоций. И в то же время испытывает сильную и справедливую обиду на то, что даже в близких, любовных или дружеских отношениях, в своей собственной семье, не может быть самим собой, не может развернуть всю широту своей души.

Такая чрезмерная эмоциональная реакция на действия и слова близких (в форме обиды, злости, вины или стыда) может быть следствием «разморозки» когда-то подавленных и отодвинутых, законсервированных травматичных эмоций.

В этих ситуациях хорошо обученный и устойчивый психолог или психотерапевт – наиболее подходящий человек, в присутствии которого можно «расконсервировать» такие «настоявшиеся» со временем эмоции безопасно и полезно для внутреннего здоровья.

Иногда люди спрашивают: а надо ли вообще эти чувства из себя выпускать, если переживать их больно и неприятно, да и окружающим сталкиваться с такими проявлениями непросто?

Дело в том, что чувства, оставаясь неназванными и неузнанными, непережитыми, никуда не деваются, а как будто консервируются в теле, и являют собой «бомбу замедленного действия».

Но это ещё не всё: чтобы блокировать эмоции мы используем напряжение тела. Вспомните, когда вам последний раз пришлось сдерживать слёзы, вы делали это, сжимая челюсти, напрягая мышцы вокруг глаз, сдерживая дыхания, и непроизвольно напрягая мышцы шеи.

Привычное напряжение мышц, призванное не дать нелегальным эмоциям вырваться наружу, приводит к тому, что тело постепенно лишается тонкой чувствительности, становится неспособным переживать удовольствие.

Недоступными становятся не только болезненные или «недопустимые» переживания, но и все остальные. Так могут появиться трудности в установлении близких и доверительных отношений. А телесные мышечные зажимы в итоге могут привести к психосоматическим заболеваниям. Конечно, это происходит не от одного случая подавления какого-то чувства, но если такое подавление длится годами, мышечное напряжение накапливается и создает почву для физических симптомов и заболеваний.

Поэтому работа с психологом — наиболее удобный и безопасный способ расчистить эмоциональные «завалы» и тем самым обрести пространство и устойчивость для близких и тёплых чувств и отношений.

Поделитесь знанием с друзьями!
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •