Контракт матери с обществом. Работаю мамой.

Известно, что мать растит ребёнка для жизни в обществе. Общество всегда заинтересовано в детях-будущих лояльных членах данного общества, хотя конкретным родителям в общении с конкретными мимокрокодилами это может быть незаметно.

Социологи называют негласные, но принятые в обществе правила определения, что правильно и что неправильно для поведения женщин или мужчин, – гендерным контрактом (от «гендер» – социальный норматив поло-ролевого поведения).

В СССР по мнению исследователей гендера, с 30-х годов ХХ века и до его развала, доминировал гендерный контракт «работающая мать». То есть женщина отвечала за устройство быта, воспитание детей и одновременно с этим должна была участвовать в производственных отношениях (работать на производстве, в сфере обслуживания и т. д.). Такую тройную нагрузку женщине возможно было нести (хотя и крайне нелегко), поскольку с одной стороны, были жесткие негативные последствия от отказа следовать этому контракту (например, за «тунеядство»), а с другой создавалась система поддержки материнства как части обязательной занятости женщины (ясли, декретный отпуск, летние «дачи» для детей и детские лагеря, группы продленного дня и кружки и т. д.), и в поздние годы совесткого государства – лояльностью к отлучкам с работы по «семейным обстоятельствам».

Наверное, самый узнаваемый образ героини такого контракта – сотрудница статистического учреждения Ольга Петровна Рыжова, коллега и бывшая сокурсница Новосельцева и Самохвалова из культового фильма «Служебный роман».

Она, как многие начинающая рабочий день с накладывания макияжа, сбегающая с работы в магазин:

«У нас перерыв очень неудачный. С часу до двух, так же, как в продуктовых магазинах…»,

и торопящаяся на электричку к сыну-спортсмену, с юношеским разрядом по «этим, как их… по прыжкам в длину».

Известные исследовательницы в области гендерной социологии Темкина А.А. и Здравомыслова Е.А., описывают историю становления и разрушения этого гендерного контракта в нашей стране, и указывают, что изменение контракта может происходить двумя путями:

…Как следствие структурных изменений в целом (реформы, изменение политики), так и вследствие коммулятивного изменения практик. Предпочтение карьеры материнству, отказ от материнства в пользу карьеры – эти альтернативные жизненные выборы (стратегии) сначала создают прецедент, а затем постепенно легитимизируются в контрактах «матери-домохозяйки» и «карьерной женщины».

В постсоветсткое время складывается несколько контрактов, кроме указанных «матери-домохозяйки» и «карьерной женщины», появляются «спонсорский контракт» (женщина-содержанка, для которой главное быть красивой спутницей богатого мужчины, материнство, если есть, при этом «на аутсорсе»).

Ольга Исупова описывает новые формы гендерного контракта для «матери-домохозяйки»: еда+уборка, то есть главное, чтобы дети были «пригляжены», а дома был уют, или секс+развитие – главное, чтобы женщина была привлекательна для мужа и развивала себя и своих детей.
В интервью Постнауке О.Исупова говорит:

«Женщина должна быть очень красивая, должна за собой следить, водить машину, заниматься развитием детей, и за все это муж может с нее спросить, то есть это теперь ее работа. Если это богатый муж, он может спросить; если это небогатый муж, с ним будет другой разговор, возможно, мужа не будет вообще.
Если ребенок есть, то им надо заниматься много, это является сейчас трендом. Если в начале 90-х это были робкие голоса, то теперь это the must — ты обязан…»

Иными словами, престижный контракт сегодняшнего дня – мама-красавица, активно занимающаяся «собой» и развивающая ребёнка.

Но что предлагает общество, чтобы поддержать этот контракт со своей стороны?

Инстаграмм, конкурсы а-ля «мать года», порицание «запустивших себя» или «незанимающихся детьми» или что-то еще? Ну, это мое любимое: “А какие твои отмазки?”

Из реальной социальной поддержки этого контракта можно назвать систему раннего развития детей (школы раннего развития, обучение «с пеленок»), также развивается особый сегмент в индустрии красоты (салон или тренажерный зал для мам с игровой зоной для детей), проводятся многочисленные обучающие программы для мам (как мотивировать ребёнка учиться, как быть успешной и самореализованной мамой).

Однако, эти варианты требуют вложения если не денег, то времени и сил. Таким образом, «прекрасная фитоняша-совладелец небольшого, но душевного бизнеса, которая развозит детей на кружки и студии развития, обеспечивает им свое безраздельное внимание, а другой рукой консультирует своих клиентов и качает дельту, а вечером создает романтическую обстановку, и при этом всё это (и многое другое) делает исключительно для себя» – становится статистически  редким и чрезвычайно престижным контрактом.

Словно женщину, дразнят морковкой «интенсивного материнства с идеальным саморазвитием», и заодно бьют глянцевой картинкой недостижимого контракта: «вот если бы ты была достаточно… (умной, правильно выбрала мужа, старалась, правильно организовала время и т. д. –нужное подчеркнуть), то могла бы так, а пока ты «нетакая», то будь работающей матерью с тройной нагрузкой, «как дура».

Надо сказать, что при всем внешнем разнообразии общественных контрактов – основной в смысле статистической распространенности – остается контракт “работающая мать”.

С добавлением долженствования больше развивать своих детей и нелояльностью работодателя.

Из послаблений для женщины – сменились требования к хозяйственности и более легально отдавать бытовые дела на выполнение нанятым специалистам или более социально поощряемой становится ситуация равного деления бытовых дел между мужем и женой.

Разнообразие материнского общественного контракта может создавать конфликты в семье, когда женщина начинает реализовывать,например, контракт очаровательного развития, а муж ожидал и готов платить за «борщи и мать семейства». Или, когда женщина реализует контракт «работающая мать», и копит обиды и недовольства на мужа, который не обеспечивает ей необходимую материальную поддержку для реализации более престижного контракта «мамы-фитоняши».

Важно понимать, что выбор контракта – это не совсем «свободный выбор», обычно он совершается под давлением вполне реальных и малозависящих от женщины обстоятельств. Обычно это «убегает из внимания» в приступе самообвинения и при сравнении себя с «более благополучными мамами».

Осознать свой контракт и причины, его сформировавшие, и искать выгоды и признание внутри каждого контракта, а также рассматривать доступные варианты – вот то, что мы можем.

Давайте уважать и ценить свой труд и труд других мам. Замечать свои усилия.

Поделитесь знанием с друзьями!
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •